Да преумножатся дни твои, о солнцеликий, да благословит Аллах тебя и тот день, когда я впервые увидела, как у фонтана на площади ты рассказываешь про прочитанные книги, летописи и жития древних царей и предания о минувших народах. Твои речи, о сладкоголосый, пересказанные и приукрашенные, насколько хватило моей фантазии и памяти, спасли мне жизнь не единожды; жизнь эта отныне, волей Аллаха, всемилостивейшего и всемогущего, принадлежит тебе без остатка, и презренным шакалом назову каждого, кто усомнится в твоём праве на это...

Капризны и своенравны все правители, и каждое утро, прекращая дозволенные речи, чувствую я внутри груди своей эту змею страха, холодным камнем свернувшуюся на сердце, и гадаю, увижу ли следующий рассвет, или наскучат мои рассказы...

В ночь, когда халиф Харун ар-Рашид впервые решил пройтись и послушать, не произошло ли чего-нибудь нового, вместе со своим визирем Джафаром и Масруром, палачом его мести, в эту ночь, о благославенный, ты уже знал, что через многие годы, бесчисленные, словно шерстинки в хвосте лучшего из арабских скакунов, ты поведаешь мне эту историю. Что это бесконечное падение из тогдашней моей полусонной и спокойной, как полуденный зной, жизни - в нынешнюю, сравнимую с танцем на лезвии отточенного ятагана, в вечном ожидании неизбежной развязки; это стремительное движение, напоминающее натянутую тетиву, пройдёт через встречу с тобой.

Капризны и своенравны все правители, о свет очей моих, о услада моей души. И дикой серной замираю я дважды за каждый оборот, совершаемый солнцем по небесному своду. Всякий раз - с наступлением ночи, при виде твоей улыбки, растворяющейся в сумеречной прохладе и звучании цикад. И с той же силой - когда в середине очередного повествования вижу за окном лучи предрассветного солнца и с содроганием жду, не прозвучит ли пронзительный голос Червонной Королевы:

- Довольно! Отрубите ей голову!..



@темы: Кот и Девочка