- Это какая уже? – поинтересовался Шалтай-Болтай, глядя с высокой стены на то, как во фрагмент пейзажа внизу с огромной скоростью врезалось нечто самоотверженное и пушистое.

- Шестая, кажется, – ответила Гусеница после затяжного раздумья над кальяном.

- А ты не помнишь, для чего это вообще все? – продолжал любопытствовать Шалтай.

- Пф, – ответила Гусеница. – Или пфф. Он сам вряд ли уже помнит.

Плотный дым с тяжелым запахом податливо сгустился в Кота-без-улыбки и тут же начал медленно таять.

- Если умирать с четким осознанием завершенности очередного этапа и ясным видением того, что требует изменения для перехода на новый уровень, – начал Кот, – то в итоге ты окажешься тем, кем ты должен стать. Перерождение после смерти дает шанс достигнуть цели, если ты по-настоящему ее видишь и готов к ней.

- И какая же у тебя цель, ради которой ты уже шестой раз швыряешься собой в ни в чем не повинную почву? – спросил Шалтай.

- Стать легким и свободным. А полную свободу дает только полет.

- То есть ты пытаешься переродиться после смерти нынешнего себя в того, кто умеет летать?

- Именно, – к этому времени в воздухе осталась лишь улыбка-без-улыбки и почти без Кота.

- А ты не пробовал просто махать лапами, когда все равно летишь вниз? – предложил Шалтай, посмотрев вниз и прикинув расстояние до земли.

- Или хотя бы не исчезать за секунду до встречи с землей, – добавила Гусеница.

@темы: Кот и Девочка