• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
11:12 

что снится кораблям

В наши уши одновременно сорок гигабайт джаза,
и выпускать из себя зиму, переходить в другую фазу
становления, восстановления равновесия.
Что бы приснилось нам, будь мы вдруг крейсерами?
Что бы сгорало внутри, как работали бы тормоза?
После бессонной ночи песчаные замки в глазах
возводить, выстраивать своды и арки над ними,
каждой построенной башне давать своё имя…
После проспаться, найти кристальную чистоту во взоре
и какой-то побег, пустивший в песок тонкий корень.
Плакать над не устоявшей архитектурой три дня,
из получившегося моря периодически поливать сорняк,
а потом обнаружить, что на нём выросли груши
или возможно яблоки (яблоки даже лучше:
архетипичность образа, вкус и морозостойкость).
Опадающие осенью листья складывать в стопки,
и из них возводить опять неизменные башни;
слушать, как море шепчет: «нарисуй мне барашка», -
и отвечать: «Дориан Грей так когда-то тоже просил…»
Этот январь, как всегда, означает остаток сил,
чтобы дождаться весны и сказать негромко:
«я построила дом, посадила дерево, выросла из ребёнка
глупого – в ребёнка мудрого и свободного;
можно теперь я побуду жёлтой лодкой подводной,
или хотя бы корабликом из тетрадной страницы,
просто до лета, чтобы узнать, что им снится?»
И повторять так за разом раз, глядя в облака,
и повторять так за разом раз, и на разных языках,
и повторять так за разом раз, на разные голоса,
пока не вырастут паруса…

@темы: de un aliento como el viento

11:02 

***

Ты помнишь, кто-то в небе читал скрижали? Миры не создают, а почти рожают, или вот так вот считывают с небес. А мы с тобой не слушали, а бежали, как были: босиком и в одной пижаме, чтоб хоть до сотворенья остаться здесь.
В телерекламе треплются об избитом, устройство мира слито с устройством быта, хоть Бог и создал кофе, матан и джаз. И тысячи сражаются за избыток, идут навстречу дню по бетонным плитам, расходятся по лифтам и этажам. И тысячи рождаются в понедельник, на новом континенте – как в новом теле… законов кармы, впрочем, не отменив.
Молчание оставит следы на теле, молчание зимой удлиняет тени, молчание заменит земной магнит.
И дни идут от душа до барных стоек, от сотворенья мира ко взятью Трои; снег падает на фривольный светофор… Мой милый, это всё ничего не стоит, когда не ощущаешь – и всем собою – что каждый день красив, как исландский фьорд.
От тишины так склеиваются губы; и солнце снова в стёкла, и день на убыль, и снежные ветра по окну шуршат, как мысли расползаются из скорлупки. Вот Bird and Dizzy снова достали трубы и можно только слушать и не дышать.

@темы: de un aliento como el viento

23:42 


- Больше всего меня всегда поражало, что жирные кислоты синтезируются из такой штуки, которая образуется из углеводов.. И они нужны для того, чтобы превращаться потом обратно в эту штуку, а потом в чистую энергию в том же процессе, в котором энергия образуется из углеводов. А энергия тратится, между прочим, на то, чтобы синтезировать те же кислоты. Хотя и не только их, конечно, – Алис прервалась, чтобы затянуться густым мятным дымом из кальяна, предварительно покосившись на мирно спящую в куче подушек Гусеницу. – И вот, когда думаешь об этом в таком глобальном масштабе, кажется очень парадоксальным – зачем вообще молекулам все это надо: постоянно превращаться друг в друга, образуя сложные структуры, которые существуют за счет того, что в них постоянно происходит образование этих сложных структур и превращение молекул друг в друга? Нет, у меня, конечно, есть пара вариантов объяснения смысла бытия, но вряд ли молекулы любят кофе, книги и хороший секс...

- А знаешь ли ты, – начал Кот, – что кристаллические новообразования карбонатов и силикатов могут принимать весьма и весьма причудливые формы? Настолько, что их практически не отличить от биоминеральных структур, полученных при участии живых организмов. Но на самом деле это вовсе не биоморфы, потому что органической жизнью здесь и не пахнет.

- Мм.. – сосредоточенно высказалась Алис. – И?

- О! – ухмыльнулся Кот. – Карбонаты и силикаты принимают сложные и необычные формы, напоминающие о живой природе, например, об окаменелых растениях, раковинах и прочих ископаемых гадах. А происходит это просто в результате самопроизвольных колебаний pH раствора карбонатов и силикатов на границе формирующегося твердого кристалла и жидкой среды.

- У-у, – протянула девочка, выдыхая идеально круглое облачко дыма.

- Минералы случайным образом имитируют органику, молекулы играют в реинкарнации и салочки. В обоих случаях с причинами все просто: реализация потенциальной возможности и красота самого процесса. Дело обстоит так, что им ничего не мешает все этим заниматься, при этом механизм будет завораживающе стройным и притягательно парадоксальным. Грех было бы отказываться, – заключил Кот, отбирая кальян.


@темы: Кот и Девочка

18:19 

- Интересно, как правильно: чем дальнее – тем грустнее, или чем дальше – тем груще? – поинтересовалась Алис.

- Все вообще правильно,
– назидательно проговорила из чайника Мармеладовая Соня. – Ибо сказано: "Post coitum omne animal triste".

- Ай, да когда это было,
– попыталась отмахнуться девочка.

- Ты путаешь, – строго сказала Соня. – Ибо "post coitum" относится к родителям, а все последующее – уже к тебе.

@темы: Кот и Девочка

21:20 

Этот апрель… мне двадцать, и это страшно, кажется, если жить, то сейчас и залпом. Утром над чердаком небосвод не крашен, воздух такой, что вдоль всей спины мурашки, вечером невозможно смотреть на запад. Сердце стучит, как клавиши под руками; дальше, чем ты, сейчас только смерть и лето, меньше, чем ты – весь мир. Я лечусь звонками, я за весь март почти разбросала камни, я принимаю нежность вместо таблеток.
Этот апрель... Какой-то небесный сервер к чёрту сгорел, завис и не отвечает. Надо менять систему и плыть на север; люди, как кошки, ночью бывают серы, только вот я не вижу тебя ночами.
Проще писать о том, что болит и колет. "Двадцать" звучит диагнозом, приговором; сводит с ума ненужно-упрямый нолик, будто стоишь на сцене, не помня роли, будто слетишь с неё через миг с позором. "Двадцать" – как четверть жизни, почти что века, "двадцать", сказать по правде, всего лишь "двадцать". Двадцать… адреналин побежит по венкам. Лучшее за всю зиму: мои коленки, ветер в карманах, море и целоваться.
Этот апрель беснуется и стрекочет, этот апрель назначен наивысшей мерой. В каждом письме над "ё" расставляю точки, ты говоришь о джазе, судьбе и прочем, каждый из нас влюблён в маяки и скверы. Каждый не прав по форме, но прав по сути; может быть и из нас вдруг родится повесть. Я прикрываю свитером шрам под грудью, я ужасаюсь: Боже, кто эти люди? и ухожу, опаздывая на поезд.
Этот апрель: дедлайны и шарф в полоску. Легче уж быть красивой, чем ей казаться. Тёмный вагон, в такт песням стучат колёса, я в эту ночь хочу только снов и прозы, или вот так вот из дому вдруг сорваться. Спрятаться, убежать, закрутиться в рейсах выдуманных не нами с тобой маршрутов. То есть: уехал поезд – иди по рельсам, то есть захочешь плакать – уж лучше смейся. Так будет чуть полегче проснуться утром…
Этот апрель. Дорога – как знак вопроса. Сколько-то там осталось, чтоб надышаться, двадцать мы пробежали в порядке кросса.
Утром на пляже я расплетаю косы, ты удивленно смотришь и греешь пальцы.

***
Мне двадцать. Без недели месяц бегут мурашки по спине. Так ищут на ступенях лестниц тот первый падающий снег, который тает на ладонях, не успевая остудить; так ночью вздрагивают кони, когда им говорят: «Иди», и ищут сонным взглядом утро, а в небе только глубина; так мы в «Подсолнуховой сутре» находим наши имена — как я пытаюсь не взорваться от этой истовой любви к твоей весне. Мне в эти двадцать учить с начала алфавит, чтоб не в бумажный самолётик свернуть все буквы-словеса, а в текст, который нашей плотью, который рвёт и рвётся сам, который в чём-то, безусловно, похож на мост зима — весна. И бьют колокола в часовне, и ты, не доверяя снам, рисуешь по утрам в постели туманный пляж у маяка.
Слова десятком коростелей летят в рассвет, за облака; скользит по бархатистой коже смеющийся апрельский дождь. А пропасть зарастает рожью, раз не заметишь — то пройдешь; раз не упал — летать умеешь. Скажи, хоть шёпотом скажи, что это всё — не просто ретушь с дремучих sixties в нашу жизнь; что рок-н-ролл, как я, бессмертен, что смерти нет! что все стихи, хотя бы половина, треть их, не просто упадут в архив, а долетят, пробьют, изменят судьбу не одного из ста. Скажи, что битые колени не отменяют пьедестал, и ничего не отменяют…
А море бьется о причал, а море светится огнями всех тех, кто пишет по ночам; кто занимается любовью, войной, хоть чем-то для души. Так кто-то и в средневековье ломал свои карандаши, когда не мог не разрываться на сотню хоть каких-то рифм. Я с неуклюжестью паяца берусь за грифель или гриф; так проверяют перед боем последним саблю на ногте, так кто-то говорит, что боги — всё те же люди, но без тел.
Мне двадцать лет, и я не знаю, зачем играю all that jazz. Но по утрам звенят трамваи, и в ухо тычется Пегас своим холодным влажным носом, а значит, смысл всё же есть. И в комнату придя с мороза, легко поймать в ладони взвесь пронзительно звенящих строчек, как будто кто-то, сгоряча, отдал всю нежность не в рассрочку, а вместо мелочи, на чай. Как будто в приоткрытый космос мы, по ошибке заглянув, теперь на каждый високосный идём смеяться на луну, и, как положено поэтам, тетради рвём на серпантин.
…Мы вместе временно бессмертны, на столько, сколько захотим.


@темы: de un aliento como el viento

19:39 

- Древнегреческая история, - начал Кот, посматривая на Алис, сидящую на подоконнике и грызущую яблоко, - полна ускользнувших от потомков фактов, о которых древние легенды почему-то умалчивают... Взять хотя бы одну известную историю. Когда богиня раздора Эрида, обиженная тем, что её не пригласили на свадебный пир Пелея и Фетиды, решила отомстить богам и подбросила пирующим яблоко...

- Знаю. - Алис улыбнулась. - Парис изначально знал, кому отдаст его. Предопределенность или предназначение - в любом случае, он ни минуты не сомневался.

Чеширский Кот отреагировал полным задумчивости взглядом и уточнил:

- Ты хочешь сказать, что ты в действительности знаешь, или что ты думаешь, что знаешь, или что ты предполагаешь, что знаешь? Знание, основанное на фактах, и знание интуитивное, столь свойственное юным девам...

- Я хочу сказать
, - смутилась девочка, - что на яблоке было написано: "Съешь меня". Кому, по-твоему, он мог его отдать?..


@темы: Кот и Девочка

19:35 

- Если мы существуем в мире текста, состоящего из тридцати двух символов плюс знаки препинания, - Алиса задумчиво крутила в пальцах ручку, совсем низко, под тяжёлыми облаками летали ласточки - значит ли это, что когда мы пишем - мы просто переливаем воду? Просто жонглируем одними и теми же словами, составляя из них разные комбинации? Красивые, но всегда из тех же самых слов...

- Ты задаешь мне вопрос, всегда ли море одинаково в любой точке пространства - просто потому что в нём плавают рыбы и везде солёная вода?.. - Кот вопросительно поднял бровь.

- Ну... - Алиса улыбнулась, увидев, как на открытое окно упали первые капли дождя, - как минимум, у нас всегда есть возможность превратить эту воду в вино...


@темы: Кот и Девочка

19:33 

Да преумножатся дни твои, о солнцеликий, да благословит Аллах тебя и тот день, когда я впервые увидела, как у фонтана на площади ты рассказываешь про прочитанные книги, летописи и жития древних царей и предания о минувших народах. Твои речи, о сладкоголосый, пересказанные и приукрашенные, насколько хватило моей фантазии и памяти, спасли мне жизнь не единожды; жизнь эта отныне, волей Аллаха, всемилостивейшего и всемогущего, принадлежит тебе без остатка, и презренным шакалом назову каждого, кто усомнится в твоём праве на это...

Капризны и своенравны все правители, и каждое утро, прекращая дозволенные речи, чувствую я внутри груди своей эту змею страха, холодным камнем свернувшуюся на сердце, и гадаю, увижу ли следующий рассвет, или наскучат мои рассказы...

В ночь, когда халиф Харун ар-Рашид впервые решил пройтись и послушать, не произошло ли чего-нибудь нового, вместе со своим визирем Джафаром и Масруром, палачом его мести, в эту ночь, о благославенный, ты уже знал, что через многие годы, бесчисленные, словно шерстинки в хвосте лучшего из арабских скакунов, ты поведаешь мне эту историю. Что это бесконечное падение из тогдашней моей полусонной и спокойной, как полуденный зной, жизни - в нынешнюю, сравнимую с танцем на лезвии отточенного ятагана, в вечном ожидании неизбежной развязки; это стремительное движение, напоминающее натянутую тетиву, пройдёт через встречу с тобой.

Капризны и своенравны все правители, о свет очей моих, о услада моей души. И дикой серной замираю я дважды за каждый оборот, совершаемый солнцем по небесному своду. Всякий раз - с наступлением ночи, при виде твоей улыбки, растворяющейся в сумеречной прохладе и звучании цикад. И с той же силой - когда в середине очередного повествования вижу за окном лучи предрассветного солнца и с содроганием жду, не прозвучит ли пронзительный голос Червонной Королевы:

- Довольно! Отрубите ей голову!..



@темы: Кот и Девочка

19:33 

- Так бывает, – сказала Алис, допивая вино. – Когда вокруг – красиво, ярко, здорово, тепло, когда хорошие люди меняются умными словами и никто не спит в чайниках. И ты говоришь, улыбаешься, слушаешь стихи, пьешь за деконструкцию и отчаянно хочешь сбежать подальше и остаться одной. Потому что все это.. Все это лишено глубины.

- Море, как известно, таит множество странных чудес и причудливых знаний. Но разве это мешает снова и снова возвращаться на берег, кормить чаек возле маяка, учиться аллитерации у волн, провожать корабли и закаты? – осведомился Кот.

- Не мешает. Но у рыб на берегу не так много занятий, знаешь ли..


@темы: Кот и Девочка

19:29 

- Грустишь? - предположил Кот, появляясь в полуметре от девочки, с той стороны зеркального стекла. - Волевым усилием проталкиваешь воздух через трахею? Пытаешься научиться наслаждаться звучанием слова "безнадёжно"?

- ...

- И молчишь в ответ, - заключил он. - Алис, Алис... Сейчас ты всё равно будешь выдыхать и проваливаться в себя, как когда-то в ту нору, но потом, пожалуйста, вспомни о том, что та бездна-дёжность, в которую ты падаешь, это еще и бездна нежности...


@темы: Кот и Девочка

19:27 

- Это Шалтай-Болтай, – шепнул Чеширский Кот за спиной у Алис.

- А почему он красный? – так же шепотом спросила девочка, разглядывая яйцо, которому явно было не чуждо ничто человеческое.

Алис словно "услышала", как Кот пожал плечами, и совсем ненадолго задумалась над тем, а есть ли вообще у кошек плечи, а также ключицы и коленки, и только стало казаться, что эти порхающие мысли похожи на бабочек в животе, как последовал ответ.

- Апрель..
– Кот подождал, надеясь, что этого будет достаточно, но Алис молчала. – Примерно в это время он всегда меняет расцветку. Утверждает, что так велел сам император Тиберий. Или Марк Аврелий. Врет, разумеется, и при этом краснеет. Хотя именно сейчас с ним лучше всего общаться, ибо кровь приливает к голове, а так как он весь – голова..

- Ну вот опять, – раздался голос Шалтая-Болтая, наконец-то обратившего на них внимание. – Опять юная дева приносит мне в жертву свое время, а ты болтаешь вместо меня!

Кот с удовольствием фыркнул и сократился до язвительно-добродушной усмешки, сочтя это самым адекватным участием в дальнейшей беседе.

- Итак, – обратился Шалтай-Болтай к девочке, – мы будем говорить о чудесах. И если ты хочешь знать – почему (Алис как раз хотела это спросить, поэтому кивнула), то причина в том, что о другом мы говорить просто не будем. Да и потом, Данаидам, например, свойственно бесконечно переливать из пустого в порожнее о повседневности, но ведь наша повседневность – это как раз то, что в Других Местах называют разрывом причинности. А данайцам вообще свойственно приносить дары. Кстати, ты уже поняла, почему эта страна так называется, и почему ты вообще здесь оказалась?

- Все просто. Если дарить мир, то дарить лишь только чудесное, – ответила Алис. Шалтай-Болтай впервые за свою долгую-долгую жизнь не смог ничего ответить, а Кот обнаружил, что умеет улыбаться весьма тихо-и-многозначительно


@темы: Кот и Девочка

19:25 

- Пожалуйста, прекрати постоянно исчезать, - умоляюще вздохнула Алиса, нервно покусывая кисточку и поглядывая на мольберт. - Лучше бы я сделала твою фотографию...
- ...
- Ах, так! - девочка мрачно покосилась на Кота и продолжила рисовать дальше с удвоенным энтузиазмом.

Через два часа она удовлетворённо окинула взглядом картину и резюмировала:

- Кое-что вполне узнаваемо. Правда, я многое добавила от себя. Но это как с текстами - немного художественного вымысла еще не испортило ни одно произведение искусства, а это должно когда-нибудь войти в золотой фонд мировой живописи. Можешь смотреть. Подсказываю: чтобы смотреть, лучше появиться полностью и хотя бы минуту не растворяться в воздухе!

Кот возник за левом плечом Алисы и немигающим взглядом уставился на полотно. Через пять минут гробовой тишины он наконец произнёс:

- Я задам тебе только один вопрос, девочка моя. Только один. Скажи мне, зачем для своих художественных опытов ты взяла псевдоним "Леонардо"? никогда его раньше не слышал, но, полагаю, это мужское имя...


@темы: Кот и Девочка

19:24 

- А что такое бесконечность? Помимо того, сколько потребуется на то, чтобы это объяснить, – Алис уже знала: если не хочешь получить очередной co-answer, нужно успеть первой.

- Это зависит от того, с какой стороны ты находишься..

- С какой стороны чего? – терпеливо вздохнула девочка.

- Листа, конечно,
– усмехнулась Гусеница, глядя на Алис поверх круглых желтых очков. – Чего же еще..


@темы: Кот и Девочка

19:25 

Мышка бежала, хвостиком махнула, яйцо упало и разбилось. Плачет дед, плачет бабка - а всё равно не могут яйцо собрать.
"Что-то тут не то", - думает Алиса, - "что-то тут определенно не то..."


@темы: Кот и Девочка

19:02 

- Почему все постоянно говорят, что я куда-то… мммм… исчезаю? – поинтересовался Чеширский кот, лениво растворяясь в воздухе.

- Потому что ты исчезаешь? – предположила Алис (исключительно для поддержания разговора, ибо думала девочка совсем не о котах Шреди… Шредде…, словом – совершенно не о тех котах, которые как бы есть и уже сразу нет).

- Это банально, и ты сама знаешь, – Кота становилось все меньше и меньше, а вот бархатисто-ехидных ноток в его голосе, напротив, прибавлялось. – А я точно знаю, что совершенно никуда не деваюсь.

- Тогда почему ты постоянно, уж прости, ре-ду-ци-ру-ешь-ся до вот этой вот масленичной ухмылки?
– спросила окончательно сбитая с мысли Алис, на что воздухе нарисовалась улыбка, в точности похожая на описанную.

- Видишь ли, актуализация индивидуального бытия в интертекстуальной полисемантической реальности предполагает объективное наличие общепринятых глифов, снижающих вероятность некорректных интерпретаций эмоционального состояния объекта и субъекта коммуникации…

- …!

- Тупо смайлик, – со вздохом сообщил Кот и окончательно исчез.


@темы: Кот и Девочка

18:59 

- Что такое осень? – шепотом спросила Алиса у гусеницы танка цвета спелого песка, стоящего на обочине лесной дороги. Девочка наклонилась так близко, что ощущала почти неуловимый запах травяного сока с легкой кислинкой металла и бархатистыми нотками смазки.

- It depends,
– ответила та, помолчав.

- On what? – нетерпеливо переспросила Алиса.

- От того, с какой стороны ты находишься.

@темы: Кот и Девочка

17:40 

В том маленьком городе, в который (как и во все остальные города) из нашего маяка можно попасть только во время отлива – у входа в каждую таверну висят медные бубенчики; переплавленные из звонкого и странного пиратского клада, они то звенят в штиль, то гудят на ветру.

Море зовет их, оно слышит по ночам этот звон из тысячи затонувших кораблей, и море зовет их.
"Городу нельзя без уличных музыкантов, – возражают бубенчики, – если останутся только чайки и скрипачи, кто же будет играть во время шторма?.."
"Я", – отвечает море.

Но городу нельзя без уличных музыкантов, и даже если их не видно на площадях и тротуарах, то в этот момент они играют в других мирах или чьих-то снах.

Живущим здесь снится, что ночью мы идём по отмели и курим по очереди трубку – из нее на городок наползает туман, отдающий по вкусу медью. Бубенчики звенят, но в тумане слышны только звуки поцелуев и шорох шагов по песку. Море шипит рассерженной кошкой и пытается загасить нашу трубку.

"Тшшш, – говоришь ты, – сегодня ночью уличными музыкантами будем мы..."

@темы: Faro

21:27 

Greenwich

Когда начинает дуть юго-западный,
я ухожу в Гринвич-виллидж,
тот самый Гринвич,
который когда-то был нашим,
нашим до последнего…
- Последнее – это то, что оставляет следы,
говорила ты когда-то. –
Но океан, он ведь не знает, что это такое.
Знаешь, здесь все изменилось.
Слепые поэты читают на улицах наши стихи
(всего за пару взглядов),
уже не найдешь кофе в джезве,
зеленые феи исчезли в золотистой полутьме баров,
и даже у джаза привкус старой бронзы,
и повсюду на стенах – фотографии тех,
кто когда-то был нами.
Первыми почему-то уходили те, кто на "джей".
Правда, Джим?
Правда, Джон?
Правда, Дженис?
Правда, Джимми?
- Обреченность – это всего лишь
существование в мире речи,

говорила ты когда-то.
Обреченность – это "всего лишь".
Воспоминания словно пригоршня потемневших монет
давно забытых государств –
ими можно торговать, но нельзя расплатиться.
Знаешь, здесь все по-прежнему.
Бронза отзывается джазом,
через кофейню Holy in The Wall,
все так же проходит нулевой меридиан,
а "Катти Сарк"
все так же одинаково дома в Другом Гринвиче
и у меня в стакане.
Когда начинает дуть юго-западный,
мы возвращаемся туда,
откуда никуда не уходили

@темы: de un aliento como el viento

04:21 

В том маленьком городе, где на берегу стоит старый маяк, к которому можно пройти только во время отлива; где в небольших тавернах (всего на пару деревянных столов) можно попробовать вино из стран с такими странными названиями, что потом, когда мы вспоминаем их, то кто-то обязательно говорит: "Слушай, он все придумал!", и мы оба смеемся; где чайки не кричат, но поют; где на рыбном рынке одно серебро меняют на другое, так вот – в нашем городе..
В нашем городе есть.. не присловье даже. Но фраза, которую часто повторяют все: как талисман или оберег, как объяснение всему, как ответ. Ее говорят рыбаки, уходя в море, матросы в портовых кабаках, она вырезана над тяжелой дверью маяка..

Если плыть, то только вместе.

@темы: Faro

19:15 

- Идея Страны Чудес меня до сих пор смущает, – призналась Алис, рассматривая сквозь узкое окно маяка пустынный берег, к которому зачем-то спешили все новые и новые волны. – Чудо ведь означает нечто необычное и неординарное. Поэтому непрерывное чудесатори – это само по себе как-то странно, ты не находишь?

- Я нахожусь. Здесь и сейчас. И мне это нравится, – ответил Чеширский кот, удобно устроившийся наверху книжного шкафа. – А ты всегда находишь меня, когда тебе это нужно. И это тоже хорошо.

- Потому что тебе нравится находиться, да. Но все же?
– настаивала девочка.

- Чудо – не внезапный разрыв заранее прогнозируемой последовательности событий, – проговорил Кот. – Всего лишь вопрос их восприятия.. Вещи просто происходят, и им совершенно все равно – считают ли их чудо-вещами или чудовищами.

- Хм.. И это означает, что чудо – вещь-в-себе?
– уточнила Алис.

- Чудо – это вещь-не-в-себе. Иначе как бы мы здесь оказались..


@темы: Кот и Девочка

Книга Песка

главная