как же мы счастливы:
ТЫ и Я,
чей дом лежит вне времени;
мы, спустившиеся с благоухающих гор вечного сейчас,
чтобы поиграть в рождение и смерть день-другой
(а может быть и меньше).
© э.э.каммингс
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
12:38 

Это просто чума, Алиса! Как жалко, что ты не с нами!
Зазеркалье давно закрыто тяжелыми плотными снами
и Страны Чудес больше нет, но есть пустырь за кустами,
где случаются чудеса.

Белый Король давно в коме, кругом только пики и черви.
В порту ввели карантин, затем подожгли все верфи,
но все уже было готово к прибытию Черной Стервы -
и вот ее паруса.

Заяц ушел в апреле, многих забрал декабрь -
в низкое небо дымом тянулся их длинный табор.
Лишь вороны из Конторы продолжают свой danse macabre,
кругом пустые дома.

Единорог и Лев больше не спорят, кто круче -
со всей королевской ратью лежат они в общей куче.
Помнишь, ты говорила, что сказки могут наскучить?
Теперь здесь просто чума.

@темы: de un aliento como el viento

08:37 

Они сидели на старой перевернутой лодке на берегу моря. Девочка считала волны и рассказывала им о струнах, а Кот просто смотрел, как его передняя лапа то появляется, то снова медленно исчезает.

- Не грусти, – сказала Алис. – Рано или поздно все станет понятно, все станет на свои места и выстроится в единую красивую схему, как кружева. Станет понятно, зачем все было нужно, потому что все будет правильно.

- Да, так и будет. Но иногда нужно чуть-чуть помогать этому процессу, а не просто ждать,
– ответил Кот. – Стоит знать и чувствовать, как это – правильно.. Иначе есть шанс не понять, когда все станет на свои места.

- Или есть шанс испортить все, сделав что-то слишком поспешно или вообще не вовремя,
– добавила девочка.

- Нужно начать действовать, когда услышишь колокольчик. Куда бы он ни звал, после первого шага станет легче, а узор будет все отчетливей. Глупо звонить в колокольчик самим, но еще глупее его не слышать, – сказал Кот и исчез, оставив в воздухе только серый полосатый хвост

@темы: Кот и Девочка

19:31 

Гусеница еще раз затянулась, задумчиво оглядела себя и поинтересовалась, ни к кому особо не адресуясь:

- Вот в кого бы мне превратиться - в бабочку или уж сразу в Чжуан-цзы?


@темы: Кот и Девочка

11:08 

coffee-break

В этом городе вновь Рождество. Идем, моя радость,
нам на обед, как это обычно бывает, осталось
столько же минут, сколько от Невского до Арбата.
Идем в кофейню, посидим среди духовно богатых
дев, послушаем, как они говорят о Коэльо,
выбирают себе ризотто, тальятелли, паэлью,
путаются в меридианах карт Таро или кофейной карты.
Идем, поговорим о наступлении марта,
разнообразии семейства кошачьих и взятии Трои –
причины последнего мне непонятны, но трое
вымышленных котов, на которых лежит Земля,
говорят, что не обошлось без женщин. Начать с нуля
обычно проще в ситуации с павшим городом.
Наш простоит до весны. Не потому, что такой уж гордый,
а потому что весной сам Бог велел падать в траву,
разбирать стены на «Лего», выращивать маки в крепостном рву…
А сейчас в этом городе Рождество. Каждый третий
знает, чей это день рождения, каждый сотый бессмертен,
каждый сто сорок четвертый не помнит таблицы квадратов,
но на всякий случай заучивает цитаты
из Бродского, очаровать какую-нибудь прохожую…
Кофе-брейк протекает сквозь пальцы, превращается в прошлое,
словно пенка от неизменного каппучино.
В декабре в снегопад метафоричность неизлечима,
а на голой любви возникают религии.
Моя радость, когда умрем – станем флюгерами или книгами,
но пока не закончится кофе, мы живы и даже целы…
В этом городе вновь Рождество. Время меряют блюзы Эллы.

@темы: de un aliento como el viento

13:25 

- Существует два способа обозначить границу, - сказала Кошка, лежа на корме и ловя лапами волны. – Один из них – это возвести Берлинскую стену. Долго, хлопотно и грязно. И ненадёжно. К тому же строительству приходится учиться. We don't need that education.

- All in all it was all just bricks in the wall? – задумчиво спросил Кораблик. – Но неужели никто и никогда не пробовал построить что-нибудь прекрасное? Почему стены?

- Вавилонская Башня, - Кошка задумчиво проследила за очередной волной. – Разрушена по лингвистическим причинам. Авторы поспорили из-за названия, за давностью спора башня осыпалась. Пирамида Хеопса. На её постройку было израсходовано 1600 талантов…

- То есть 30 миллионов долларов?!.. – изумился Кораблик.

- То есть 1600 талантов, - неопределенно фыркнула Кошка. - Потом таланты в мире перевелись и строить прекрасное перестали. Остались одни посредственности и стены. Китайская. Берлинская. Плоско и лишено всякого представления о высоте.

- Подожди, - вспомнил Кораблик, и даже качнулся от волнения, испугав очередную волну, - сначала ты говорила о границе, и о том, что есть два способа её обозначить. Первый – возвести Берлинскую стену. А второй? Который более надёжный?

- А второй, - Кошка улыбнулась и вдруг стала очень грустной, - это провести пальцем на песке черту и написать «граница»…

@темы: barquito

11:16 

**
— Шесть доказательств бытия Бога устарели, - важно произнёс Шалтай-Болтай, устраиваясь на стене поудобнее.
Кот Шрёдингера ехидно фыркнул.
— Почему устарели? - поинтересовалась Алиса.
— Он намекает на то, что проще надо быть, - отозвался Кот.
— Бог бессмертен, всеведущ и отвечает на молитвы.
— И помнит всё.
— И бесконечен.
— Вездесущ.
— По крайней мере, там, где есть Wi-Fi.
— Что-что? - ошарашенно протянула Алиса.
— Согласно статистике, - Шалтай-Болтай поправил на носу несуществующие очки и принял независимый вид, - к Гуглу люди обращаются намного чаще, чем к Иисусу, Аллаху, Будде вместе взятым, а также чаще, чем в христианство, ислам, буддизм и иудаизм.
— All praise to Goooooooogle! - радостно прокричал Кот.


**
— Выбирайте, голубчик: чай без сахара или кофе без сахара?
Мартовский Заяц взвыл.
— Сахар! Болван, я второй час говорю тебе: я хочу чая с сахаром!
— Он не болван, он Болванщик, - заметила Алиса, не отрываясь от книги. - Шляпник, какая муха тебя укусила? У нас же был сахар.
— Его не укусили, - вмешалась Мармеладовая Соня. - Он просто сел на что-то через свои двадцать перин из гагачьего пуха и теперь злится и утверждает, что, что бы мы ни выбрали, нам тоже должно быть плохо.
— Молчите уж, Софья Семёновна, - неодобрительно отозвался Шляпник и вытащил что-то блестящее из заднего кармана.
— Ого, - заинтересованно подняла взгляд Алиса. - И правда на что-то сел? Что это?
— Вилка, - ответил Болванщик, помолчав с минуту. - Вилка Мортона.


перевернуть Кэррола по часовой стрелке +n раз**
— И вообще, - сердито добавила Алиса, - я не верю в конец света.
— Это ты зря, - наставительно заметил Безумный Шляпник, отряхивая сахар с полей. - Попробуй для разнообразия поверить в шесть концов света до завтрака — и удачный день тебе обеспечен. Например, потоп! Типичное начало новой эры, торжество прогрессивных идей...
— Я не хочу верить в конец света! Откуда ты знаешь, может он не наступает только потому, что я в него не верю.
— Позвольте, - вмешался Мартовский Заяц, - я протестую. Если ты заранее будешь знать, что конец света произойдёт, мы сможем к нему подготовиться. Например, запастись мармеладом.
— Нет, она права, - неожиданно согласился Шляпник. - Если где-то записано, что конец света должен наступить неожиданно, он не наступит никогда.
— Это ещё почему?
— Потому что, - Шляпник осмотрелся по сторонам и быстро закончил доверительным шёпотом, - потому что теперь он не сможет оказаться неожиданностью!..


**
— Один, - загнула палец Алиса, - два, три, четыре.
— Пять, шесть, семь, - ехидно отозвался Шалтай-Болтай. - Хватит считать ворон.
— Это же неинтересно, - поддакнул Белый Кролик. - Считай лучше кроликов.
— А что тебя считать, - высунулась из чугунного китайского чайника Соня. - Один. Может, она проверяет, не разучилась ли считать до десяти.
— Тоже мне умение, - недовольно повёл ухом Кролик. - Один, два, три, много. А вот я — один. К тому же уникальный.
— Существование белых кроликов, между прочим, - задумчиво добавила Гусеница, - только увеличивает вероятность того, что все вороны чёрные.
— Это ещё почему? - хором спросили Кролик и прекратившая считать пролетающих птиц Алиса.
— Потому что если все вороны чёрные, значит, всё, что не чёрное — не будет вороном, - малопонятно заметила сквозь дым Гусеница.
Не дождавшись пояснения, Алиса вернулась к подсчёту.
— Одиннадцать, двенадцать, тринадцать... k, k+1...
— Чёрт, - не выдержал Кролик, - остановите её кто-нибудь. Ещё немного, и я поверю, что все лошади действительно одного цвета.


**
— Интересно.
— Неинтересно.
— Интересно.
— Неинтересно.
— Интересно! - Безумный Шляпник стукнул кулаком по столу, затем устало выдохнул и вытер с лица пот.
— Не-ин-те-рес-но! - пропищала Соня и захлопнула за собой крышку фарфоровой мармеладницы.
Кот Мёбиуса внимательно потрогал крышечку мармеладницы лапой и ухмыльнулся.
— О чём вы спорите-то? - полюбопытствовала Алиса, не забывая отмечать в блокноте «ворон № 1073676287».
— Она утверждает, что то, чем ты занимаешься — неинтересно, - охотно поделился Шляпник. - Числа скучные, и всё такое.
— Мы привели ей бесспорный аргумент, - добавил Кот.
— ...Что если бы числа были скучными, было бы самое маленькое скучное число...
— ...И уже тем, что оно самое маленькое, оно было бы интересно.
— А значит, неинтересных чисел нет, - заключил Шляпник.
— Но она, кстати, даже слушать не захотела. Пригрозила, что если не прекратишь, чай будешь дальше заваривать в решете.
— Каком ещё решете? - испугалась Алиса.
Кот пожал плечами. Шляпник задумался над тем, как забавно смотрится кот, пожимающий плечами, и повторил этот жест. Соня высунулась из мармеладницы и обвела всех печальным взглядом.
— Темнота, - тоскливо протянула она. - Невежды. Безграмотные литераторы. В решете Эратосфена!


**
— Я решила, - торжественно откашлялась Соня, забравшись на чайник. - Теперь я буду Марципановой Соней.
— Софья Семёновна!.. - укоризненно пробормотал Белый Кролик. - У вас, право, семь пятниц на неделе.
Соня выжидательно посмотрела на Кота Шрёдингера.
— А что сразу я, - возмутился Кот. - Или марципановая, или мармеладовая. Пока не откроешь коробочку — не узнаешь.


**
— Развели посудную лавку, - пожаловался Мартовский Заяц. - Мало было чайника Рассела. Притащили! Вилка Мортона, решето Эратосфена, бутылка какая-то сатанинская!.. Она же цента выеденного не стоит! И вроде я её выбросил на прошлой неделе, что она опять тут делает?
— А я, - отметил Кот, - точно помню, что выбрасывал её на позапрошлой неделе.
— Чёрт, - испуганно высунулась из чайника Соня. - Шляпник, откуда у вас эта бутылка?
— Купил, - лаконично отозвался Шляпник. - Купил, на базаре, за три копейки. Буквально, за выеденный цент.
— Три корочки хлеба и жирного кролика? - уточнил Кот.
— Нет, честные три копейки. Советские. Раритет, мне Чижик с Фонтанки как-то сменял на серебряный доллар.
— Шляпник, драгоценный мой, а у кого вы её взяли так непростительно дёшево?
— Ну.. - Болванщик задумался. - У этого, Стивенсона, месяц назад.
Соня ахнула, Мартовский Заяц сел мимо табуретки, Кот сосредоточенно повёл усом.
— Вот что, - твёрдо произнёс он, - голубчик, ступайте обратно и продайте эту бутылку кому-нибудь. Только очень вас прошу, продайте дешевле, чем купили.
Чёрт в бутылке разочарованно замолотил в стекло вилами.


**
Приглашённый совет старейшин племени майя синхронным движением отхлебнул чай и поставил чашечки на стол. Соня чинно поправила крышечку мармеладницы. Шляпник взглянул было на лежащий там мармелад, но передумал.
— Ладно, я верю, - робко согласилась Алиса. - А почему именно 20 декабря 2012 года?
— Видишь ли, - Кот откашлялся и посмотрел на восседавших в ряд носителей древней культуры, - каждые 5125 лет и 4 с половиной месяца, лет через 100 после изобретения радио, каждая высокоразвитая цивилизация пытается начать исследовать бозон Хиггса...
Совет старейшин медленно кивнул в знак согласия и синхронно потянулся к мармеладу.


@темы: Кот и Девочка

20:42 


Алис смотрит на календарь – 29 сентября. "Всемирный день моря", – вспоминает она и отправляется на залив.

- Сегодня – твой день, – шепчет девочка, присев у самой кромки прибоя.

- Что такое сегодня? – спрашивает ветер, пахнущий пряной солью и мятной прохладой туманов.

- Маленькая лодка, которая несет человека из прошлого в будущее. И именно ее люди считают властной над своей судьбой, не замечая течения и даже не пытаясь найти парус, не говоря уже о желании научиться им пользоваться, – пытается на понятных примерах объяснить Алис.

- Что такое день? – приносят новый вопрос волны.

- То, что выбрасывают на берег рассветы и забирают закаты. Некоторые осколки времени принято считать особенными, хотя мало кто может сказать – почему,
– рассказывает Алис.

- Что такое твой? – произносит чайка, стоящая на песке рядом с девочкой.

- То, что называешь свой собственностью, забывая, что на самом деле у тебя есть только крылья и сердце, – отвечает Алис.

- Странно, – говорит море. – Все это очень и очень странно..

@темы: Кот и Девочка

18:17 

- У тебя остался всего один вопрос, – сурово заметил Шалтай-Болтай. – Подумай о том, что бы точно хотела узнать, и постарайся не упустить свой шанс.

Алис настолько крепко задумалась, что даже зажмурилась.

- Почему у кошки острые ушки?
– набравшись храбрости, шепотом выпалила она.

- Потому что она Спок, конечно же,
– ответил Шалтай-Болтай. – Это все знают.

@темы: Кот и Девочка

10:31 

Alles in Underland


- Интересно, почему один из детекторов Большого адронного коллайдера называется ALICE? Потому что это и есть Underland?
– спросила Алис.

- Потому что на самом деле в LHC разгоняют вовсе не пучки протонов, – ответил Кот. – Там, под землей, в полной темноте несутся по кругу частицы праха Льюиса Кэрролла, который с постоянно возрастающим ускорением все вертится и вертится в гробу.



@темы: Кот и Девочка

08:38 

Алиса, в стране пиздец уж который день:
зайцы на площади требуют срочно марта,
их избивает ОМОН, но почти без азарта,
об этом судачат на кухнях, в кафе, мансардах,
но лично участвовать всем, разумеется, лень.

Главная пресса теперь – "Зазеркалье News",
повесть о хладобойне как жанр буколик.
Из средств общения – лишь спиритический столик.
Белый Король, рапортуют, все также стоек
и не проснется, храня нерушимый союз.

"Следуй за мной!" – Белый Кролик кричит тому,
кто плохо болеет за сборную по крокету.
Шляпник задержан за сделанную из газеты
шапку. Повсюду требуют заполненную анкету,
а чай нынче пить можно только по-одному.

Дух Рождества неустанно крепить в борьбе,
призывают с экранов, все время срываясь на нерве.
Нам обещают свой луна-парк, WikiLeaks, Аненербе…
Но это все на земле, Алиса, а там, на небе
только и говорят, что о море и о тебе.

@темы: de un aliento como el viento

18:22 

Хьюстон, у нас проблемы..

Понимаете, Хьюстон,
здесь, где нет других людей,
социальных взаимодействий и эмоциональных привязанностей,
стерильной суеты супермаркетов,
сотен и тысяч лиц, что окружают тебя повсюду,
здесь остаешься только ты.

Один среди всей этой пусто-ты и темно-ты.

Удвоение одиночества, Хьюстон,
это когда не с кем разделить
и нет возможности поделиться,
потому что есть только ты и этот мир,
не имеющий ничего общего с разумом,
чувствами,
словами.

Медленные танцы галактик,
доверчивая обнаженность лун
и снежное кружево звезд –
все это лишь неловкие эпитеты,
которым никогда не передать Настоящее,
и, понимая это, ты остаешься в полной тишине.

Наедине с красотой.

Отбой, Хьюстон.
Мне кажется, что проблемы – у вас.

@темы: de un aliento como el viento

23:40 

Февраль. Достать чернил и в принтер
добавить тысячу листов,
и вместо суетных постов
печатать просто: Winter. Winter
(на белом – черные следы).
Достав друзей унылым видом,
закрыться дома и флюиды
не разносить – им до пизды,
что справедливо: не инфаркт,
а так… депрессии, простуды…
плохие нервы и сосуды…

Достать до неба. Скоро март.

@темы: de un aliento como el viento

13:36 

Дверь маяка всегда должна быть открыта..

@темы: Faro

21:30 

Indian Summer

Я сижу у окна, завернувшись в плед.
Позабыв про пески, южный ветер тихо
шевелит занавески.
Есть дверь. И выход
должен быть, но его почему-то нет.
Есть окно, ломтик неба..
Горячий чай
согревает сегодня не дальше нёба
да пледом, пожалуй, не скрыть озноба,
как ни кутайся.
Холодно. Хоть включай
газ на кухне, вари для себя глинтвейн,
каменей под душем супругой Лота..
Это странное лето.
Июнь. Суббота.
I'm waiting and waiting
But not in vain

Это странное лето.
В моих глазах
отражается золото древних инков,
листьев будущей осени, солнца бликов.
Эта осень ревнива, многоязыка –
так, что даже не знаешь, что ей сказать…
Можно, тексты катая под языком,
задыхаться от нежности, как от боли,
можно греть себя пледом и алкоголем,
но попытки согреться одним собою
обжигают.
И этот простой закон
не сбоит, не даёт себя обойти
даже здесь, в глубине темноты ковчежной.
Хоть до дна пей из горлышка эту нежность,
гравитация к осени неизбежна…
Это странное лето. Июнь. Дожди.

@темы: de un aliento como el viento

23:46 

«Дыра – это нора», - думала Алис, заглядывая в отверстие, чернеющее в зарослях кошачьей мяты, - «а нора – это кролик. А Кролик – это подходящая компания… независимо от того, хочешь ли ты как следует подкрепиться или просто ищешь что-нибудь с надписью «съешь меня».
С этой мыслью она зажмурилась и уверенно наклонилась в нору, протянув вперед руку, потому что была очень умной девочкой и знала, что нет ничего глупее, чем запирать саму себя в шкафу или идти в темноте, не вытянув при этом руки перед собой.
«Хлюп!», - сказала окружающая реальность, и Алис с ужасом поняла, что нора вовсе не была норой, а была обыкновенной ямой, в которой, спрятанное, лежало Смоляное Чучелко.

- Есть кто дома? – послышался невдалеке полузнакомый голос. – Эге-гей? Есть кто-нибудь? Кролик?

- Нет, - на всякий случай ответила Алис. – Никого нет. И вовсе незачем так кричать. Я и в первый раз всё прекрасно услышала.

- Ничего не понимаю, - удивился вышедший на поляну Братец Лис. – Кто-то же должен тут быть, раз уж этот кто-то сказал: «Никого нет».

- Только не бросай меня в терновый куст, - пискнула Алис, в очередной раз убедившись, что отклеиться от Смоляного Чучелка и убежать ей не удастся.

- Всё оттого, - назидательно произнёс Братец Лис, - что кто-то слишком много ест или думает о еде.

Легким движением оторвав девочку от Чучелка, он с сожалением произнёс:

- А ведь это была ловушка на Слонопотама.. Герцогиня будет в ярости…

@темы: Кот и Девочка

11:11 

- Если язык предназначен для передачи информации, то почему вообще возможно говорить и писать очевидную бессмыслицу? – поинтересовалась Алис, закрывая книгу.

- Любая кажущаяся бессмыслица с наибольшей вероятностью является игрой смыслов на том уровне, где ты пока еще не можешь ее понять, – начал Кот. – Например, в слогане производителя напитка в баночках Ask for more явно прячется первый человек Аск-Ясень, которого как раз нашли на берегу моря.

- Ты хочешь сказать, что маркетологи "Пепси" знали скандинавскую мифологию и думали сразу на двух языках?

- Нет, разумеется. Но так ведь еще интересней..

@темы: Кот и Девочка

21:22 

Тебе говорили, Алиса, что это будет не просто...
Смотри, ты уже не знаешь, какого ты точно роста,
да и на чувство влюбленности не существует ГОСТа,
поэтому не разберешь – то ли апрель по венам,
то ли и впрямь пора уже думать о сокровенном,
гадая на старых книгах, готовиться к переменам,
которые ведь не замедлят, ибо не черепаха
и не Ахилл гоняются, но сила любви и страха,
и то, что не прозвучало, быстрее чем 2-3 Маха,
а строчки, рожденные ночью, плевали на скорость света.
Чего ты искала, Алиса, совета или сонета?
Автор, Алиса, часто – часть своего сюжета,
и чтобы остаться вместе, нужно бежать. И что же
дальше – никто не помнит. Правда, мороз по коже?
Я голос в твоей голове. Мы этим с тобой похожи


Моя радость, с каких пор нам так дышится через раз?
Как будто апрель – лучший повод выбросить весь балласт,
и мы выше, чем были, а в лёгких разреженный газ,
и в мыслях пульсирует это прекрасное "вместе".
Как будто "бежать" - отчего-то тождественно "жить",
пространство искривлено и разбито на витражи,
и что-то внутри нас с тобой невидимо так дрожит…
Как свет на лестничной клетке в обычном подъезде.
Мой прекрасный, в каком Зазеркалье остались ключи
от жизни, к которой нет хода обратного? Раз заскочив
послушать у Шляпника джаз, как потом ни шепчи:
"Откройся, Сезам!" - он уже не откроется, к счастью.
Гадать по кальянному дыму труднее, чем вписывать в текст
слова друг для друга (и только!). Во время сиест,
когда, как предписано автором, дует зюйд-вест,
ты таешь, оставив следы своих губ на запястье,
и говоришь: "Моя радость, молчать – тоже существовать,
а если мы только слова – то ты видишь, какие слова,
и ты безусловно и неоспоримо права,
что если бежать слишком долго – стираются лица.
Но крылья и ноги не главное, так же, как хвост,
на чувство влюбленности сложно потребовать ГОСТ,
и если ты помнишь всё это – то мир очень прост,
а мы просто вечны и просто прекрасны, Алиса…"

@темы: de un aliento como el viento

15:28 

- Выпей меня, – тихо сказал Кот.

- Что? – настороженно переспросила Алис, вглядываясь в светящиеся в темноте глаза и опасаясь увидеть в них ответ, о котором и так подозревала.

- Ты слышала,
– спокойно повторил Кот. – Выпей меня.

***

- А что подумал Фрейд – никто не узнал, потому что он был очень умный, – сонно пробурчала Алис и снова закуталась в одеяло..

@темы: Кот и Девочка

12:37 

Полночь по Гринвичу, пересадка в каком-то аэропорту.
На обороте билета Алиса пишет письмо Коту.
Она не помнит адреса, а если начистоту,
то адресата не помнит тоже.

- Это хрестоматийный пример автоматического письма,
созданного при помощи блюдца, кофе и недостатка сна,
Я думала о тебе. Кажется, это была весна
два или три года назад, не позже.

И еще, - продолжает она в тетради из Лабораторного корпуса Б, -
как-то сам А. играл для меня на своей трубе,
и мне вдруг захотелось рассказать об этом тебе.
Но речь сейчас не о том.

У меня есть просьба - ты не мог бы тоже меня забыть?
Ш. был прав: если не думать о ком-то, его запросто может не быть,
и тогда наблюдатель сам до конца размотает нить,
не запутываясь с котом.

Пожалуйста, - говорит она в темноту, сидя в лесу у огня, -
ты не мог бы перестать возвращаться в прошлое день ото дня?
Мне будет спокойней, если ты тоже не будешь помнить меня,
а я не буду в шкафу скелетом.

А он ей отвечает: Знаешь, любой мой ответ на этот вопрос
был бы чрезвычайно сложен или излишне прост.
Но когда-нибудь я все же открою бар "Перпендикулярный хвост",
там и поговорим об этом.

@темы: de un aliento como el viento

08:35 

Сентябрь катится к Че, по ночам выпадает холодная роса, а в один из вечеров все как-то незаметно пропитывает langoth – безнадежная тоска по отблеску той версии рая, где яблоки просто падают в высокую траву под деревьями, а со змеями можно часами разговаривать о последних работах гениального "Хаббла" или играть им Summertime на странном духовом инструменте, переделанном из бонга.

В этот момент нужно помнить лишь об одном: у тебя по-настоящему есть Страна Чудес, с джазом и молодыми актрисами, с бесконечно переплетающимися историями и потрясающими по красоте совпадениями узоров, с Кубой и ветром с моря, с вездесущими Beatles и ощущением того, что все это – один большой сериал с совершенно киношными моментами и абсолютно нереалистичным сюжетом, но при этом в нем только правда.

Тебе не нужно строить свой Wonderland. Он просто есть

@темы: Кот и Девочка

Книга Песка

главная