Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
19:03 

- Ты что же, действительно никогда не слышала о кошках Мёбиуса? – Гусеница задумчиво затянулась сигарой, внимательно смотря на девочку сквозь мягкий табачный туман.

- Это те, которые сбегали к Мёбиусу от Шрёдингера, устав сидеть в скучных коробках? – поинтересовалась Алис, увлеченно разглядывая клубы дыма, которые казались ей весьма ночными и джазовыми.

- Кошки Мёбиуса – это те, которые способны продолжаться вечно, если их гладить, – произнес за спиной новый голос с такими вежливо-издевательскими ленивыми интонациями, что Алис даже не пришлось оборачиваться, чтобы убедиться в его принадлежности.

- А если не гладить?
– Алис все же развернулась, но общаться ей пришлось с одной лишь улыбкой, вальяжно парящей над спинкой кресла.

- А если не гладить, то быстро исчезает любое кошачье, – произнес непонятно чем довольный Чеширский кот и весьма последовательно растворился в вечернем сумраке комнаты, забитой таким количеством странных вещей, что наличие или отсутствие в ней кота (тем более – его части) было почти незаметным


@темы: Кот и Девочка

19:02 

- Почему все постоянно говорят, что я куда-то… мммм… исчезаю? – поинтересовался Чеширский кот, лениво растворяясь в воздухе.

- Потому что ты исчезаешь? – предположила Алис (исключительно для поддержания разговора, ибо думала девочка совсем не о котах Шреди… Шредде…, словом – совершенно не о тех котах, которые как бы есть и уже сразу нет).

- Это банально, и ты сама знаешь, – Кота становилось все меньше и меньше, а вот бархатисто-ехидных ноток в его голосе, напротив, прибавлялось. – А я точно знаю, что совершенно никуда не деваюсь.

- Тогда почему ты постоянно, уж прости, ре-ду-ци-ру-ешь-ся до вот этой вот масленичной ухмылки?
– спросила окончательно сбитая с мысли Алис, на что воздухе нарисовалась улыбка, в точности похожая на описанную.

- Видишь ли, актуализация индивидуального бытия в интертекстуальной полисемантической реальности предполагает объективное наличие общепринятых глифов, снижающих вероятность некорректных интерпретаций эмоционального состояния объекта и субъекта коммуникации…

- …!

- Тупо смайлик, – со вздохом сообщил Кот и окончательно исчез.


@темы: Кот и Девочка

18:59 

- Что такое осень? – шепотом спросила Алиса у гусеницы танка цвета спелого песка, стоящего на обочине лесной дороги. Девочка наклонилась так близко, что ощущала почти неуловимый запах травяного сока с легкой кислинкой металла и бархатистыми нотками смазки.

- It depends,
– ответила та, помолчав.

- On what? – нетерпеливо переспросила Алиса.

- От того, с какой стороны ты находишься.

@темы: Кот и Девочка

17:40 

В том маленьком городе, в который (как и во все остальные города) из нашего маяка можно попасть только во время отлива – у входа в каждую таверну висят медные бубенчики; переплавленные из звонкого и странного пиратского клада, они то звенят в штиль, то гудят на ветру.

Море зовет их, оно слышит по ночам этот звон из тысячи затонувших кораблей, и море зовет их.
"Городу нельзя без уличных музыкантов, – возражают бубенчики, – если останутся только чайки и скрипачи, кто же будет играть во время шторма?.."
"Я", – отвечает море.

Но городу нельзя без уличных музыкантов, и даже если их не видно на площадях и тротуарах, то в этот момент они играют в других мирах или чьих-то снах.

Живущим здесь снится, что ночью мы идём по отмели и курим по очереди трубку – из нее на городок наползает туман, отдающий по вкусу медью. Бубенчики звенят, но в тумане слышны только звуки поцелуев и шорох шагов по песку. Море шипит рассерженной кошкой и пытается загасить нашу трубку.

"Тшшш, – говоришь ты, – сегодня ночью уличными музыкантами будем мы..."

@темы: Faro

04:21 

В том маленьком городе, где на берегу стоит старый маяк, к которому можно пройти только во время отлива; где в небольших тавернах (всего на пару деревянных столов) можно попробовать вино из стран с такими странными названиями, что потом, когда мы вспоминаем их, то кто-то обязательно говорит: "Слушай, он все придумал!", и мы оба смеемся; где чайки не кричат, но поют; где на рыбном рынке одно серебро меняют на другое, так вот – в нашем городе..
В нашем городе есть.. не присловье даже. Но фраза, которую часто повторяют все: как талисман или оберег, как объяснение всему, как ответ. Ее говорят рыбаки, уходя в море, матросы в портовых кабаках, она вырезана над тяжелой дверью маяка..

Если плыть, то только вместе.

@темы: Faro

Книга Песка

главная